April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23 242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Monday, April 24th, 2017 01:18 pm
Хлобустов Олег Максимович:
ОБОЛГАННЫЙ СМЕРШ: ДЕЛА И ЛЮДИ

В середине ноября 2016 г. издатели Оксфордского словаря традиционно выбрали "слово года". Таковым стало слово ПОСЛЕПРАВДА (post-truth). То есть, субъективно-личное восприятие человеком события, порожденное сообщениями СМИ. Не факт, событие или явление, как таковые, а их восприятие, память о нем, формируемые сообщениями СМИ. То есть, в значительной степени, - память о нем как продукт попыток манипуляции с сознанием, мнением человека. "Post-truth", "послеправда" - и как социально-психологический феномен, и как продукт целенаправленных информационно-пропагандистских акций, хорошо знакома нашим современникам.
На наш взгляд, не прекращающиеся дискуссии о роли и месте "Смерш" в истории нашей страны, позволяют детально исследовать механизм формирования "послеправды". При этом под "Смершем" мы имеем ввиду Главное управление контрразведки "Смерш" (ГУКР "Смерш") Народного комиссариата обороны/Министерства вооруженных сил СССР, как самостоятельную спецслужбу, существовавш18 апреля 1943 г. по 4 мая 1946 г.
Несмотря на историческую краткосрочность своего существования, ГУКР "Смерш" НКО вписало немало незабываемых страниц в историю не только нашей страны, но также и Германии, Болгарии, Румынии, Венгрии, Югославии, Австрии и Польши.
Однако и в последующие годы грозная аббревиатура "Смерш" продолжала пугать как отечественных, так и зарубежных обывателей, а также тайных и откровенных врагов советского государства. Так, известный британский супершпион Джеймс Бонд, волей его создателя, еще в 1957 г. едва не стал жертвой "убийц из Смерша" (См.: Флеминг Я. Из России - с любовью).
2016 год, вследствие публикации воспоминаний первого Председателя Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР И.А. Серова, способен внести немало новых граней в "послеправду" о Смерше, то есть - в целенаправленно создаваемый, формируемый в историческом сознании населения искаженный, необъективный образ военной контрразведки Советского Союза. В этой связи представляется необходимым проанализировать некоторые тезисы воспоминаний И.А. Серова.
Непосредственным историческим предшественником ГУКР "Смерш" НКО является Управление особых отделов (УОО) НКВД, образованное на основании постановления Государственного Комитета Обороны N 187 от 17 июля 1941 г. в соответствии с приказом наркома внутренних дел Л.П. Берии N 00940 от 19 июля. Его начальником стал комиссар государственной безопасности 3-го ранга (с 9 июля 1941 г.) В.С. Абакумов.
18 апреля 1943 г. командующим войсками фронтов была направлена совершенно секретная шифртелеграмма начальника Генерального штаба А.М. Василевского:
"Совет Народных Комиссаров СССР. Постановление:
1. Управление Особых отделов НКВД СССР изъять из ведения Народного комиссариата внутренних дел СССР и передать в Народный комиссариат обороны, реорганизовав его в Главное управление контрразведки НКО "Смерш" ("Смерть шпионам"), поставив перед ним следующие задачи:
А/ борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии;
Б/ борьба с антисоветскими элементами, проникшими в части и учреждения РККА;
В/ принятие необходимых агентурно-оперативных и иных /через командование/ мер к созданию на фронтах условий, исключающих возможность безнаказанность прохода агентуры противника через линию фронта с тем, чтобы сделать линию фронта непроницаемой для шпионских и антисоветских элементов;
Г/ борьба с предательством и изменой Родине в частях и учреждениях Красной Армии /переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних/;
Д/ борьба с дезертирством и членовредительством на фронтах;
Е/ проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника;
Ж/ выполнение специальных заданий Народного Комиссара Обороны.
2. Установить, что органы "Смерш" освобождаются от проведения всякой другой работы, не связанной непосредственно с задачами, изложенными в пункте 1 настоящего Постановления.
3. Назначить тов. Абакумова Виктора Семеновича заместителем Народного Комиссара Обороны и начальником Главного управления контрразведки НКО "Смерш", освободив его от работы заместителя Народного комиссара внутренних дел СССР, заместителями начальника Главного управления контрразведки НКО "Смерш" [назначить] тов. Мешика Павла Яковлевича, освободив его от работы в НКВД СССР, тов. Селивановского Николая Николаевича, освободив его от работы начальника О[особого]О[тдела] НКВД Южного фронта и тов. Бабича Исая Яковлевича, освободив его от работы начальника ОО НКВД Северо-Западного фронта.
Председатель Совета Народных Комиссаров СССР И. Сталин".
Таким образом, военное командование фронтов и военных округов сразу информировалось о задачах и полномочиях органов Смерш.
Эти же задачи военной контрразведки содержались и в утвержденном наркомом обороны И.В. Сталиным 19 апреля 1943 г. Положении о ГУКР НКО "Смерш" (объявлено Постановлением ГКО СССР от 21 апреля 1943 г. N 3222 сс/ов).
Государственный комитет обороны обязал управления и отделы контрразведки "Смерш" информировать Военные Советы и командование соответствующих частей, соединений и учреждений РККА о результатах борьбы с агентурой противника, дезертирством, изменой Родине, об антисоветских и других негативных проявлениях в армии. Помимо этого, начальники управлений и отделов "Смерш" фронтов, армий и военных округов имели право присутствовать на заседаниях соответсвующих Военных Советов.
Центральный аппарат ГУКР "Смерш" НКО насчитывал 646 штатных единиц и располагался, совместно с НКВД и НКГБ СССР - их повторное разделение состоялось 14 апреля 1943 г., в доме 2 на площади Дзержинского на четвертом и седьмом этажах.
Штаты Управлений "Смерш" в Действующей Армии составляли: для фронтов, имеющих в своем составе более 5 армий, - 130 человек; для фронтов, имеющих менее 5 армий, - 112 человек. Численность Отделов УКР "Смерш" армий была установлена в 57 человек, а численность отделов "Смерш" военных округов - от 102 до 193 человек.
На особые отделы фронтов, писал И.А. Серов, "были Абакумовым назначены малограмотные особисты, как в общеобразовательном плане..., так и в военном ничего не знают... Раз они не могут организовать как следует работу по выявлению шпионов и диверсантов в частях и в тылу войск, то все это должны чем-то восполнить, чтобы "показать" видимость и работы и "свои успехи".
Следует только при этом учитывать, что, несмотря на колоссальные потери личного состава в первые годы войны, эта убыль постоянно восполнялась кадрами, прошедшими специальную подготовку, причем именно с учетом опыта войны, а на эту профессиональную подготовку направлялись преимущественно офицеры РККА, уже имевшие боевой опыт. (В справке о потерях военной контрразведки по состоянию на 1 марта 1944 г. значились: убитыми - 3 725 сотрудников, пропавшими без вести - 3 092 сотрудника, ранеными и выбывшими в госпитали - 3 520 человек. См.: СМЕРШ: Исторические очерки и архивные документы. М., 2005, с. 57).
Отметим, однако, что только Высшая школа НКВД СССР за годы войны подготовила для органов военной контрразведки Действующей армии 1 943 оперативных сотрудника. Курсы подготовки военных контрразведчиков (с ноября 1943 г. - Школа ГУКР "Смерш" НКО) в Новосибирске в 1941 - 1945 г. подготовили еще около 4 тысяч сотрудников для особых отделов - органов "Смерш".
Также подчеркнем, что приказом И.В. Сталина в июне 1943 г. "для подготовки и переподготовки оперативного состава органов "Смерш" были образованы 4 постоянные школы (две в Москве, в Ташкенте и Хабаровске) со сроком обучения от 6 до 9 месяцев, а также 4-х месячные курсы в Новосибирске и Свердловске. Первоначальный штат курсантов устанавливался в 1750 человек, но в дальнейшем он был увеличен за счет как создания новых школ (Новосибирск, Ленинград), так и расширения контингентов обучаемых.
Да и сам И.А. Серов, в действительности, весьма далек от того образа "крутого профессионала", что пытается внушить читателям публикатор его дневников А.Е. Хинштейн. Подчеркнем, что непосредственно с разведывательной и контрразведывательной работой Серов сталкивался лишь в периоды с сентября 1939 г. по 17 апреля 1941 г., когда он занимал должность наркома внутренних дел Украинской ССР, и с ноября 1944 г. по май 1945 г., когда он являлся уполномоченным НКВД СССР по 1-му Белорусскому фронту. В последний период времени он действительно тесно общался с начальником УКР "Смерш" фронта А.А. Вадисом (подобно многим другим генералам "Смерша", 24 ноября 1951 г. он будет уволен из органов МГБ с должности заместителя министра. А 23 ноября 1954 г. Постановлением Совета Министров СССР N 2349-1118сс был лишен звания генерал-лейтенанта и всех боевых наград "как дискредитировавший себя за время работы в органах... и недостойный в связи с этим высокого звания генерала").
В период же с апреля 1941 по 1946 г. И.А. Серов фактически исполнял обязанности "генерала для особых поручений" при наркоме Берии. В дальнейшем, оставаясь заместителем, первым (с 24 февраля 1947 г.) заместителем министра внутренних дел СССР С.Н. Круглова, он, до 11 марта 1953 г., не имел никакого отношения ни к органам госбезопасности, ни к оперативной работе.
Генерал-полковник В.И. Алидин вспоминал, что в середине 1952 г. ему, как члену Парткома МГБ СССР, было поручено познакомиться с работой "парторганизации" Особого совещания при министре (она насчитывала 13 членов, в основном женщин). Секретарь парторганизации показала ему протоколы заседаний Особого совещания, и он обратил внимание, что на многих из них стояла единственная подпись - "И. Серов".
Читателям, при знакомстве с мемуарами И.А. Серова, следует также иметь ввиду его затяжной конфликт с министром госбезопасности СССР В.С. Абакумовым. В ходе которого Серов даже был вынужден просить защиты лично у Сталина. И, как следствие этого конфликта, пережитое унижение и оскорбление, при немалых амбициях и эгоцентризме Серова, не могли не сказаться на его отношении и к Абакумову, и к его подчиненным.
Впрочем, он в своих воспоминаниях не отзывался объективно, тепло практически ни о ком из своих многочисленных сослуживцев, а некоторых даже пытался оклеветать.
Об одном из них И.А. Серов ограничился лишь следующей характеристикой "[По оперативной] работе взял заместителем Ивашутина, бывшего следователя по особо опасным делам округа с неоконченным высшим образованием. В оперативной работе не силен, в разведке совсем не кумекает". Правдой здесь является лишь то, что действительно П.И. Ивашутин был призван в органы НКВД в один день с Серовым после окончания третьего семестра Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского. Умалчивает он и о том, что задолго до назначения 24 января 1956 г. первый заместитель председателя КГБ, Ивашутин, имея несравнимо больший опыт оперативной деятельности, практически руководил всеми вопросами оперативной работы КГБ при СМ СССР.
Приведем биографию еще одного военного контрразведчика, призванного в органы госбезопасности одновременно с И.А. Серовым и его однофамильца. Серов Геннадий Иванович (1915-1980), генерал-майор, участник советско-финской (1939-1940) и Великой Отечественной войн. В феврале 1937 г. секретарь комсомольской организации Метростороя был призван на действительную военную службу в Рабоче-крестьянском Красном военно-морском флоте. Вот что о его дальнейшей судьбе повествуют сухие строчки служебного формуляра: С 26 февраля 1939 г. - оперуполномоченный 4-го (Особого) отдела ГУГБ НКВД СССР. С 22 июня 1941 г. - зам.начальника 3-го отд. 1 отд. 3-го Управления НК ВМФ СССР. С марта 1942 г. - зам.начальника ОО НКВД - ОКР "Смерш" 70-й гвардейской стрелковой дивизии. С августа 1945 г. - начальник опергруппы НКВД в г. Ростоке, Германия. С 4 октября 1946 г. - начальник 2-го отдела УМГБ по г. Москве и Московской области. В сентябре 1951 г. направлен на курсы переподготовки руководящего состава при Высшей школе МГБ СССР. С июля 1952 г. - редактор РИО ВШ МГБ. С марта 1953 г. - зам.начальника спецкафедры N 2 ВШ МВД - ВШ КГБ СССР; с сентября 1954 г. - начальник спецкафедры N 2 ВШ КГБ. В 1957-1963 гг. - в Аппарате советника КГБ при МГБ Румынии. Начальник 5-го (1963-1967), 12-го (1967-1968), 6-го (1968 - 1973) отделов ВГУ КГБ. С 18 апреля 1973 г. по 9 января 1979 г. - начальник УКГБ по Камчатской области.
Нельзя не подчеркнуть и того факта, что В.С. Абакумов объективно показал себя талантливым организатором и руководителем военной контрразведки.
К числу его важных инициатив следует, в первую очередь, отнести разработку в кратчайшие сроки ряда инструктивно-методических документов для действий оперативного состава подчиненных органов: Инструкции по организации ведения радиоигр с противником (объявлена директивой ГУКР "Смерш" НКО N 38288 от 16 июля 1943 г.) и Инструкции по организации розыска агентуры разведок противника (директива ГУКР "Смерш" НКО N 49519 от 9 сентября 1943 г. Отметим, что аналогичная инструкция в НКГБ СССР была разработана только 20 месяцев спустя, и объявлена приказом НКГБ СССР N 00252 от 29 мая 1945 г.). Данные документы рационализировали и оптимизировали работу военных контрразведчиков, способствовали повышению ее эффективности и результативности.
К числу важных информационно-аналитических документов, подготовленных в кратчайшие сроки ГУКР "Смерш", следует отнести и сборники справочных материалов "Органы германской разведки, действующие на советско-германском фронте" (август 1943 г.) и аналогичный справочник об органах финской разведки (март 1944 г.), которые также широко использовались в работе НКВД и НКГБ СССР.
Хорошее знание противника позволяло военным контрразведчикам не только вести с ним радиоигры и осуществлять дезинформационные мероприятия, но и проводить операции по агентурному проникновению в его спецслужбы, обеспечивавшие упреждающее выявление агентуры и официальных сотрудников этих органов.
Накопленный военными контрразведчиками сведения, позволяли им также заводить оперативные разработки на конкретные разведывательные, контрразведывательные и карательные органы противника, действовавших на временно оккупированной советской территории в зоне ответственности УВК соответствующих фронтов, готовить и проводить при наступлении советских войск мероприятия по их ликвидации, а также захвату личного состава, агентуры, зданий и документов. Причем первоначальная информация об интересующих военную контрразведку объектах в тылах неприятельских войск в ГУКР "Смерш" поступала как от 4-го (зафронтового) управления НКВД, так и его территориальных органов, а также добывалась им непосредственно в процессе оперативной работы.
Непосредственно работу по выявлению и розыску агентуры противника и ведению с ним радиоигр в центральном аппарате ГУКР осуществлял 3-й отдел (его возглавлял полковник Г.В. Утехин, затем - Д.П. Тарасов), а ведением разведывательной и контрразведывательной работы на временно оккупированных территориях (зафронтовой деятельности) занимался 4-й отдел (его возглавляли полковник П.П. Тимофеев, затем Г.В. Утехин).
В УКР "Смерш" фронтов 2-е отделы занимались борьбой с агентурой противника, разведработой за линией фронта, контрразведывательной работой среди военнопленных и фильтрацией вышедших из окружения красноармейцев, 3-и отделы курировали работу подчиненных органов, а 4-е отделы были следственными.
Вследствие отмеченных обстоятельств, с середины 1943 г. ГУКР "Смерш" стал основным поставщиком контрразведывательных сведений для Государственного комитета обороны, что, безусловно, не могло не сказываться на авторитете его руководителей, и, прежде всего, В.С. Абакумова.
Объяснялось это еще и особенностями работы фронтовых органов контрразведки. Тем обстоятельством, что после освобождения Красной Армией временно оккупированных территорий, работу по выявлению и осмотру мест дислокации штабов, карательных, диверсионно-разведывательных органов и административных учреждений оккупантов, розыску оставленных на "оседание" агентов абвера и полиции безопасности СД, ГФП , диверсантов и террористов начинали подвижные оперативные группы военной контрразведки "Смерш" соответствующих фронтов. Обо всех добытых в результате этих мероприятий, а также допросов подозреваемых и свидетелей, данных, включая сообщения зафронтовой агентуры, информировался ГУКР "Смерш", а нередко они направлялись Абакумовым и в ГКО.
И только затем, на смену военным контрразведчикам, прибывали оперативные группы республиканских или областных управлений НКВД - НКГБ, из числа сотрудников которых формировались новые территориальные органы госбезопасности, продолжавшие работу по розыску агентуры противника, карателей, коллаборационистов и иных пособников оккупантов, вскрытию и документированию карательных акций и иных преступлений оккупационных властей против гражданского населения. Но на освобождаемой от германской оккупации территории европейских государств весь круг этих контрразведывательных задач был возложен на органы военной контрразведки "Смерш". Понятно, что объем и специфика решаемых на этом этапе задач во многом определялась как географическими, национальными, демографо-социальными, так и историческими особенностями конкретных регионов.
ГУКР "Смерш" также оказывало существенную помощь территориальным органам НКГБ СССР путем систематического направления "ориентировок по розыску выявленных агентов противника", содержавших установочные данные и приметы, иные сведения, необходимые для организации оперативного поиска. Такое повседневное практические взаимодействие в целом значительно повышало эффективность деятельности органов контрразведки в стране в целом.
Поэтому бывший начальник УКР "Смерш" 3-го Украинского фронта П.И. Ивашутин имел все основания утверждать: "За годы войны управления "Смерш" фронтов из чисто контрразведывательного органа превратились в мощную разведывательно-контрразведывательную службу, занимавшуюся не только розыском вражеской агентуры, но и агентурной разведкой во фронтовом тылу врага. Принижать заслуги Абакумова в успешной работе ГУКР "Смерш" несерьезно. Думаю, что этого не позволит себе ни один контрразведчик военного времени. Практические результаты деятельности "Смерш" оценивались выше, чем у НКГБ, что и стало причиной выдвижения Абакумова".
Начальники управлений "Смерш" принимали участие в Параде победы на Красной площади Москвы 24 июня 1945 г. в составе сводных полков фронтов, внесших решающий вклад разгром агрессоров: А.А. Вадис (1-й Белорусский), Я.А. Едунов (2-й Белорусский), П.В. Зеленин (3-й Белорусский), Н.А. Осетров (1-й Украинский), Н.А. Королев (2-й Украинский), П.И. Ивашутин (3-й Украинский), Н.К. Ковальчук (4-й Украинский), Н.Г. Ханников (1-й Прибалтийский), И.И. Головлев (Отдел "Смерш" Беломорского военного округа).
7 мая 1946 г. В.С. Абакумов был назначен Министром государственной безопасности СССР. А 4 мая на базе ГУКР "Смерш" было сформировано Третье Главное управление МГБ СССР, которое последовательно возглавляли Н.Н. Селивановский (1946-1947), Н.А. Королев (1947-1951), Я.Е. Едунов (1951-1952), С.А. Гоглидзе (1952-1953).
Но, фактически, история "Смерша" на этом не закончилась. Многие его офицеры в конце 1940-х годов были назначены на руководящие должности в различных подразделениях МГБ. Что роковым образом сказалось на их судьбе после ареста 12 июля 1951 г. "всесильного" министра Абакумова. (Его преемником на посту министра госбезопасности стал С.Д. Игнатьев).
Так, в октябре 1951 г. был уволен из органов МГБ заместитель министра, И.И. Горгонов (в 1943-1946 г. - начальник 1-го отдела ГУКР). Судьба заместителей начальника ГУКР "Смерш" сложилась еще более трагично: за исключением И.Я. Бабича, скончавшегося в 1948 г., были арестованы П.Я. Мешик (расстрелян по "делу Берии" в декабре 1953 г. 29 мая 2000 г. был частично реабилитирован Военной коллегией Верховного Суда Российской Федерации), Н.Н. Селивановский - в ноябре 1951 г. В марте 1953 г. "уголовное дело" в отношении Селивановского было прекращено, он был реабилитирован. В августе 1953 г. Н.Н. Селивановский уволен из органов МВД и лишен звания генерал-лейтенанта с формулировкой "по фактам дискредитирующим высокое звание лица начальствующего состава МВД".
В подготовленной для И.В. Сталина заместителем министра госбезопасности С.А. Гоглидзе докладной записке отмечалось, что с 1 июля 1951 по 1 июля 1952 г. были освобождены от занимаемых должностей "как не справлявшиеся с работой" 1 583 сотрудника, а также уволены из органов МГБ "за нарушение дисциплины", "советской законности", "злоупотребление служебным положением" и "морально-бытовое разложение" еще свыше 3 тысяч человек, в том числе 500 сотрудников центрального аппарата министерства.
Понятно, что подобная дискредитация руководящих кадров ГУКР "Смерш" не могла не повлиять и на восприятие в обществе не только образа военной контрразведки, но и органов госбезопасности в целом.
Однако впереди еще были новые волны не вполне объективной критики и дискредитации органов безопасности 1953 и 1956 годов...
И, как писал И.А. Серов, дело "банды Абакумова" проходило под его контролем, в отличие от "дела Берии".
В результате организованной им "чистки", не скомпрометированными остались лишь три начальника фронтовых управлений контрразведки "Смерш" фронтов: Н.И. Железников, Д.И. Мельников и П.И. Ивашутин.
13
Серов И.А. Записки из чемодана. Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти. Проект А.Е. Хинштейна. М., 2016. Также см.: Хлобустов О.М. И.А. Серов и КГБ при Совете Министров СССР. // Исторические чтения на Лубянке. 2015 год. Деятельность отечественных спецслужб в XIX - XXI веках. М., 2016, сс. 227-243.
СМЕРШ: Исторические очерки и архивные документы. М., 2005, с. 68 (фотокопия).
Серов И.А. Записки из чемодана. Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти. М., 2016, сс. 161-162.
Алидин В.И. Государственная безопасность и время. М., 1997, с. 97.
Письмо И.А. Серова И.В. Сталину от 8 сентября 1946 г. см.: Лубянка: Сталин и МГБ СССР. Март 1946 - март 1953. М., 2007, сс. 23-26, а также с. 27.
Серов И.А. Записки из чемодана. Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти. Проект А.Е. Хинштейна. М., 2016, с. 427. Подробнее см.: Хлобустов О.М. Петр Ивашутин. Жизнь отдана разведке. М., 2016.
С сайта О.Б. Мозохина История отечественных спецслужб и правоохранительных органов. //www.shieldandsword.mozohin.ru/personnel/servo_g_i_htm. (Дата обращения: 12.01.2017 г.).
ГФП (гехаймефельдполицай, тайная полевая полиция) это - органы, по своим функциям и задачам аналогичные гестапо в Германии, но действовавшие на оккупированных вермахтом территориях иностранных государств, подчинялись и являлись исполнительными органами Абвера.
СМЕРШ: Исторические очерки и архивные документы. М., 2005, с. 110.
Гоглидзе Сергей Арсентьевич (1901-1953), с июня 1945 г. - генерал-полковник. В органах ВЧК с 1921 г. С февраля 1952 г. - заместитель, с 11 ноября 1952 г. - первый заместитель министра госбезопасности СССР. Арестован 3 июля 1953 г. во время командировки в Берлин. Специальным судебным присутствием Верховного Суда СССР 23 декабря 1953 г. по "делу Берии" приговорен к расстрелу. Не реабилитирован.
19 декабря 1954 г. В.С. Абакумов был осужден Военной коллегией Верховного Суда СССР к высшей мере наказания. В декабре 1997 г. был реабилитирован по части инкриминировавшихся ему деяний: измена Родине, "участие в сионистском заговоре", затягивании следственных дел. Не реабилитирован по обвинениям в нарушениях социалистической законности, в частности - фальсификации т.н. "Ленинградского дела".
Горгонов Иван Иванович (1903-1994). В органах военной контрразведки с 1928 г., в 1936-1941 гг. - на различных должностях в УНКВД - УНКГБ по г. Москве и Московской области. С 1942 г. - заместитель, начальник отдела Управления Особых отделов НКВД СССР, в 1943-1946 гг. - начальник 1-го отдела ГУКР "Смерш". В 1946-1951 гг. - начальник УМГБ по г. Москве и Московской области, в 1950-1951 гг. - член Коллегии МГБ. 23 ноября 1954 г. лишен звания "как дискредитировавший себя за время работы в органах госбезопасности и недостойный в связи с этим высокого звания генерала".
См.: Петров Н.В. Первый председатель КГБ Иван Серов. М., 2005, сс. 122-123.
Серов И.А. Записки из чемодана. Тайные дневники первого председателя КГБ, найденные через 25 лет после его смерти... с. 466.
Tags: