April 2017

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23 242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Wednesday, March 15th, 2017 04:25 pm
Go to the profile of Слободин Михаил

Слободин Михаил

Businessman, blogger, coach, life strategy consultant, happy father and husband


Настоящая история одного крутого поворота в жизни. Часть Вторая

С пиар-фейками разобрались в первой части. Теперь разбираемся по сути предъявленных обвинений




Побег из Шоушенка. Эмоции главного героя на судебном процессе

Разминка перед чтением второй части — докажите что не ели мясо

Представить убедительные доказательства того, чего ты НЕ ДЕЛАЛ — довольно сложно. Думаете что доказать невиновность человека, если он действительно невиновен, легко? Глубоко заблуждаетесь!!!

Представим что вы — вегетарианец. Уже много лет не едите мясо. И вдруг кто-то заявляет что вы на самом деле ели мясо!!! Вас видели в мясном ресторане.

Докажите что вы не ели мяса. Задумались?

Усложняем задачу. Вам надо доказать, что вы не ели мясо когда вас видели в мясном ресторане 8 лет назад. Причем без точной даты, без места в котором вас видели, без тех кто с вами был.

Как вы докажете что не ели мясо восемь лет назад?

Был мотив — мясо вкусное, питательное и вы, нормальный человек, хотели себя накормить и сделали это. Есть свидетель, есть даже легкий намек на место и время. Есть даже свидетель того, что этот свидетель с вами говорил о походе в мясной ресторан. Правда все это происходило 8 лет назад.

Представили ситуацию? С чего начнете доказывать!

Просто высказать тезис о том, что в мясном ресторане можно поесть и вегетарианскую пищу и что вы нормально себя чувствуете и мясо вам не нужно — не будет выглядеть безусловным доказательством вашей невиновности.

Доказать вашу “вегетарианскую чистоту” действительно не просто. Именно поэтому нормальная судебная система основана на презумпции невиновности. И если кто-то кого-то обвиняет , то именно он должен доказать виновность. А никак не наоборот. Поскольку невиновность зачастую доказывать сложнее чем виновность.

Но поскольку в нашей стране “спасение утопающих — дело рук самих утопающих” — приходится доказывать свою невиновность через логику, известные мне по памяти факты и доступную в условиях довольно серьезных ограничений информацию.

Суть предъявленных обвинений

Для начала собственно суть предъявленных обвинений.

Слободин создал организованную преступную группу, которая начиная с 2007 и заканчивая 2015 годом (когда другая организованная преступная группа под руководством Гайзера была арестована) заплатила как минимум 800 млн. рублей в разной форме высшим должностным лицам Республики Коми за то, чтобы они установили повышенные тарифы на тепловую и электрическую энергию для потребителей Республики.

Серьезное такое обвинение. В нем заложено несколько важных утверждений.

Утверждение Первое. Главное, поскольку определяет мотив

Платили за повышенные тарифы на тепловую и электрическую энергию для потребителей Республики Коми.

Утверждение Второе. Цементирующее первое и поражающее воображение

Заплатили чиновникам Республики Коми минимум 800 млн. рублей в разном виде.

Утверждение Третье. Определяющее начало и конец преступной деятельности

Платежи от этой организованной преступной группы платились другой преступной группе начиная с 2007 года и до 2015 года включительно.

Утверждение Четвертое. Усугубляющее вину обвиняемых

Слободин создал организованную преступную группу.

Небольшое уточнение

Для меня представляет определенную трудность что-то комментировать за рамками 2010 года. В апреле 2010 года я передал бразды правления бизнесом “КЭС” Евгению Ольховику, а с начала 2011 года я уже работал в “ТНК-ВР”, оставаясь это время лишь членом Наблюдательного совета “КЭС”, а затем членом Совета директоров “Т Плюс” (компания была переименована в “Т Плюс”). А на Совете директоров, поверьте, бизнес в Республике Коми обсуждался редко. Это всего лишь 3% бизнеса “Т Плюс”.

Поэтому я смогу прокомментировать только то, что мне известно из открытых источников, где моя компетенция и знания позволяют, там где нет юридических ограничений на раскрытие информации исходя из моего статуса.

Начнем разбор по порядку. Все-таки придется напрячься, если хотите разобраться в вопросе.

Утверждение Первое. Взятки платились за повышенные тарифы на электрическую и тепловую энергию для потребителей Республики Коми

Это самая важная и самая серьезная часть. Потому что это мотив. И кроме того, в этом утверждении заложен и серьезный политический контекст — бизнесмены наживались на потребителях, читай жителях целой республики. Понятно что с такими бизнесменами надо делать — сажать.

К сожалению, никаких доказательств, цифр и аналитики для подобного вывода (завышенности тарифов) нигде, ни в материалах дела, ни в официальных переписках и комментариях разных должностных лиц не приводится. Поэтому обвиняемые сами должны доказать обратное. Это, как я и говорил, немного противоречит продекларированным принципам нашей судебной системы, но придется играть по правилам и доказывать обратное самому.

Тема действительно не простая, и объективной и прямо готовой для анализа информации в каком-то одном месте нет. Мне пришлось использовать огромное количество источников, провести кропотливую работу по их поиску, обработке и аналитике. При этом доступ по факту я имел только к той информации, которая находилась в интернете.

Но в результате удалось собрать почти все, что необходимо. И все это — официальные материалы региональных регулирующих органов (Тарифного органа Республики Коми и других регионов), отчеты и решения Федеральной службы по тарифам и Федеральной антимонопольной службы (ей передали функции тарифного регулирования в 2015 году), аналитика Росстата, большой анализ по электроэнергетике Высшей Школы Экономики, материалы “Совета Рынка” и тому подобное. Любую использованную цифру я могу показать откуда она взята. Вся используемая информация носит публичный характер и доступна каждому.

Вся аналитика по тарифам сделана мною с 2008 года, то есть с того года, когда “Т Плюс” (“КЭС” в 2008 году) получили контроль над энергетическими активами и, соответственно, начали управлять приобретенными активами и взаимодействовать с регуляторами. Более подробно почему не с 2007 года я расскажу чуть позже, хотя в целом картина принципиально не меняется даже если брать точкой отсчета 2007 год.

Приготовьтесь. Сейчас вы пройдете на примере Коми краткий вводный курс в российскую электро- и теплоэнергетику и очень непростую систему тарифного регулирования.

В процессе анализа я на цифрах покажу, что никаких повышенных тарифов для “Т Плюс” (бывший “КЭС”) в Республике Коми не было. Ни на один вид энергоресурса.

Более того, на цифрах и фактах я покажу как отличаются действия регионального регулятора в зависимости от наличия “коррупционной составляющей” или отсутствия таковой. С примерами из Республики Коми.

Тепло

Тепловая энергия — это примерно 60% всего бизнеса “Т Плюс” в Республике Коми. Это самый тяжелый участок работы, поскольку сильно завязан на политику, социально чувствителен и на самом деле самый экономически уязвимый для производителя тепла. Регулируется он на двух уровнях. Федеральный регулятор задает диапазон — от минимума до максимума, при этом считает его по своим методикам и индексным моделям, а региональный регулятор принимает решение внутри этого диапазона. Выход за пределы этого диапазона — предмет особого разбирательства и пристального внимания одного регулятора за другим. И наоборот.

В общем диапазон полномочий у регионального регулятора для таких крупных компаний как “Т Плюс” (бывший “КЭС”) очень ограничен, поскольку федеральный регулятор (ФСТ) жестко задает рамки. Если раньше этот диапазон от минимума до максимума был несколько процентов. Мало но был. То за несколько лет с 2008 года он сокращен до абсолютного минимума и сейчас составляет доли процента.

Теперь о самой динамике. На диаграмме сведена динамика ключевых показателей для сравнения:


  • Тарифов на тепло для “Т Плюс” в Коми (красненькое, кто не заметил)

  • Тарифов на газ — основные затраты в тарифе как раз на топливо

  • Средней зарплаты по Республике Коми —это второй по величине элемент затрат, поскольку это не только прямые затраты на оплату своих работников, но и подрядчики и многое другое определяется стоимость труда.

  • Тарифов на отопление в целом по России — ну это чтобы сравнить насколько тарифы в Коми по динамике отличаются от средне-российской.





Источники: Решения Службы по тарифам Республики Коми (2008–2015 годы), Росстат, Годовые отчеты ФСТ за 2008–2014 годы, Аналитика по зарплатам

Диаграмма не требует особых комментариев, но я сделаю все-таки вывод исходя из увиденного.

Динамика тарифов на тепло для “Т Плюс” существенно ниже динамики средних тарифов на тепло по России, кардинально ниже темпов роста тарифов на газ (основное топливо для производства тепла) и темпов роста заработной платы в Республике Коми.

Но у пытливого и критически настроенного читателя возможно возникнет мысль, что динамика динамикой. Может быть абсолютный уровень тарифов на тепло не обоснованно высокий и отличается в “неправильную сторону” от других?

Справедливый вопрос. Давайте посмотрим как выглядят тарифы на тепло для “Т Плюс” в Коми по сравнению со всей страной.





Источники: Тарифные решения Службы по тарифам Республики Коми 2014 год, Доклад Высшей Школы Экономики “Электроэнергетика России 2014 год”, Схема и программа развития электроэнергетики республики Коми на 2016–2021 годы. Разделение общего тарифа по Воркуте между ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2 и котельной ЦВК Воркуты, работающей на мазуте сделано по аналогам в этом регионе, выделение расходов на тепловые сети — по тарифным решениям Службы по тарифам Республики Коми и оценочно по аналогам

И здесь все довольно очевидно!

Средний тариф на тепло для котельных в России существенно ниже среднего тарифа для котельных для Т Плюс в Коми.
Средний тариф на тепло при производстве электростанциями в России на уровне среднего тарифа на тепло для электростанций Т Плюс в Коми

Мало нам всей страны. Давайте посмотрим как тарифы для “Т Плюс” в Коми сопоставимы с тарифами на отопление по Северо-Западному региону. Это, кстати, будет более справедливое и полное сравнение — сюда добавится еще регулирование тепловых сетей и, конечно, сходные климатические и топливные условия.




Ну тут не надо быть семи пядей во лбу чтобы сделать вывод. Надо просто взглянуть на график. Но тем не менее я вывод все-таки сделаю.

Тарифы для “Т Плюс” в Коми, формирующие тарифы на отопление для населения существенно ниже средних тарифов для Северо-Западного федерального округа. А если точнее, то они составляют 80% от среднего уровня в Федеральном округе.

Таким образом тарифы на тепло для “Т Плюс” в Коми чрезвычайно трудно назвать завышенными. Скорее совсем наоборот. Это касается и динамики тарифов и их абсолютных значений.

Но экономика теплового бизнеса определяется не только тарифами. Проблема для производителя тепла в Коми, зажатого тарифными рамками федерального и регионального регулятора в тиски гораздо больше и серьезнее по другой причине. Тот, кто знает этот бизнес, им даже объяснять не надо. Но тем, кто не в этом бизнесе, объясню.

Помимо того, что тебя не только как производителя довольно жестко регулируют тарифами, проблема в том, что тебе по этим тарифам еще и не платят. То есть даже если формально в тарифе тебе компенсировали все затраты, но тебе не заплатили потребители, то это твоя проблема, а не регулятора. А разбираться с ней очень тяжело. Отключать за неплатежи от тепла по факту нельзя. Это, в общем, логичный шаг власти с точки зрения защиты социально чувствительных потребителей и с учетом нашего климата. Но он создает и большие возможности для злоупотреблений.

Медицинский и уже не оспариваемый факт, что за 2008–2015 годы потребители в республике Коми нарастили задолженность (не заплатили даже по этим тарифам) около 6 млрд. рублей. Самая большая проблема — в Воркуте, где на каждый рубль поставленной тепловой энергии оплачивается всего порядка 70 копеек.

Нельзя сказать что это новая проблема в Коми. РАО “ЕЭС России” пыталась решить эту проблему когда еще было живо. Практически безрезультатно.

Нельзя сказать, что все эти годы “Т Плюс” (и “КЭС”) опускали руки и ждали, что ситуация разрешится само собой. Помимо обычной работы по сбору денег за тепло и борьбы с дебиторской задолженностью были суды, обращения в правоохранительные органы, возбужденные по заявлениям “Т Плюс” на злостных уклонистов-посредников уголовные дела и многое другое.

Но факт остается фактом.

Компания потеряла в Республике Коми 6 млрд. рублей за 2008–2015 годы. Поскольку тарифы предусматривали практически нулевую рентабельность и не предусматривали компенсацию неплатажей потребителей. Финансовые потери Компании от ведения теплового бизнеса в Коми были компенсированы перераспределением денежных потоков из других регионов, в которых работает компания и акционерным финансированием.

Сумма в 6 млрд. примерно соответствует годовой выручке по теплу — то есть целый год компания работала в Коми полностью бесплатно. Мне как бизнесмену трудно радоваться этому факту, но в контексте обвинений в “наживе на потребителях Республики Коми” это выглядит хорошим аргументом в пользу “обвиняемых”. Никогда не думал, что буду так радоваться и “хвастаться” убытками.

Платить любому чиновнику в Коми за такую ситуацию, за право получить на территории 6 млрд. рублей убытков (или бесплатно поработать), и при этом платить огромные деньги — ну выглядит это как-то уж очень фантастически. Не находите?

Электроэнергия

Тепло, это еще не все. Есть еще электроэнергия. Это примерно 35% всего бизнеса “Т Плюс” в Коми.

Надо сказать что к регулированию электроэнергии местный регулятор имеет настолько косвенное отношение, что это можно по идее даже и не обсуждать. Решения по электроэнергии для электростанций “Т Плюс”, работающих в Коми, принимаются на уровне Федерального регулятора (ФСТ, а сейчас ФАС). Именно федеральный регулятор определяет уровень тарифов электростанций больше 20 МВт, работающих в изолированных энергосистемах (в так называемых не ценовых зонах).

Но тем не менее давайте раскроем и эту тему.

Я думаю вы уже не удивитесь смотря на цифры. Тарифы на электроэнергию для “Т Плюс” в Коми (красненькая линия) тоже существенно ниже общероссийской динамики тарифов/цен на электроэнергию и главных составляющих затрат ее производства. Стоимость труда и топлива.






Источники. Решения ФСТ 2008–2014, ФАС 2015, Росстат, Годовые отчеты ФСТ за 2008–2014 годы,Аналитика по зарплатам

Итак, вывод и по электроэнергии довольно очевиден.

Динамика тарифов на электроэнергию для предприятий “Т Плюс” в Коми существенно ниже чем для главных составляющих затрат для ее производства, средней динамики тарифов/цен на электроэнергию по стране

Опять же динамика динамикой. Давайте посмотрим как станции “Т Плюс” выглядят по сравнению с другими тепловыми электростанциями в абсолютном выражении.

Сравнивать тарифы можно только с электростанциями других неценовых зон (там где нет рынка электроэнергии), поскольку тарифы на электроэнергию сохранились только для этих электростанций. Для остальных электростанций это определяется рынком. Поэтому посмотрим как выглядят станции Т Плюс с другими станциями, которые находятся в изолированных системах и до сих пор регулируются.




Источник Приказ ФАС, средневзвешенный тариф для Т Плюс рассчитан пропорционально объему производства электроэнергии Т Плюс в Коми




Источник Приказ ФАС, средневзвешенный тариф для Т Плюс рассчитан пропорционально мощности электростанций Т Плюс в Коми

Ну что ту скажешь? Ниже среднего. Ну уж точно ничего выдающегося ни по тарифу на электроэнергию (тариф определяется стоимостью топлива и эффективностью станции), ни по тарифу на мощность (тариф определяется затратами на содержание электростанции).

Абсолютный уровень тарифов на электроэнергию “Т Плюс” в Республике Коми находится ниже средних значений для электростанций, работающих в аналогичных условиях.

Слава Богу, в электроэнергии проблема неплатежей не имеет такого большого масштаба. Поэтому по электроэнергии нет таких убытков, как по теплу. Но и ничего выдающегося и экстраординарного тоже нет. В любом случае региональный регулятор к этим решениям сколь какого-нибудь значимого отношения не имеет.

Энергосбыт и тарифы на электроэнергию для конечных потребителей

Энергосбытовая деятельность — сильно мутная история в масштабах страны. С одной стороны регулирование сбытовой надбавки, которую получает энергосбытовая компания за свою работу, и конечных тарифов для населения и потребителей не покупающих энергию на оптовом рынке. С другой стороны — свободные цены на электроэнергию на оптовом рынке и еще разные расчеты по потребляемой мощности, проблемы с учетом объемов потребления и так далее. В общем без бутылки, и не одной не разберешься.

При этом энергосбыт, при казалось бы больших оборотах, находится в довольно шатком положении. 93–95% его доходов — сразу уходит на сторону — на покупку электроэнергии у производителей (сам он электроэнергию не производит), оплату услуг инфраструктурным федеральным компаниям, типа Системного оператора (за диспетчирование и управление всем хозяйством в масштабе страны), Федеральной сетевой компании (за транспортировку электроэнергии по магистральным сетям), Администратору торговой системы (на содержание инфраструктуры рынка), потом еще затраты на транспортировку электроэнергии по сетям локальной сетевой компании (транспортный тариф) и порою не одной. Самому сбыту от всего этого остается 5–7%. Но это не значит что все эти деньги энергосбыт положил себе в карман. Ничего подобного. На эти деньги надо платить зарплату тем, кто собственно выставляет счета за потребленную энергию, ведет, учет, взаимодействует с конечным потребителем по его вопросам, собирает деньги. И еще за счет этих денег компенсирует неплатежи потребителей. И не только неплатежи. Но и воровство. Да, у нас потребители, особенно небольшие, включая домохозяйства порою воруют электроэнергию!!! Все это называют коммерческими потерями. Уровень коммерческих потерь безусловно зависит от эффективности работа энергосбыта. Но порою, как это было в 2009 году во всей отрасли, как ни крутись — ситуация становится хуже. Когда предприятия в массовом порядке закрываются или живут на подсосе, уровень коммерческих потерь естественным образом вырастает. И воровать начинают больше и неплатить. И ты с этим ничего поделать не можешь. Борешься как можешь. Но в такие периоды, как мы видели в конце 2008 и в 2009 году — это не сильно помогает. Поэтому приходится работать и терпеть, когда в экономике станет лучше.

Ведь с сетями, производителями энергии и другими “поставщиками услуг” для энергосбыта долгами своих потребителей и разговорами о воровстве потребителей не рассчитаешься. Им надо платить живыми деньгами.

Деятельность регионального энергосбыта (гарантирующего поставщика) регулируется на региональном уровне, но за региональным регулятором сильно присматривает федеральный. Контролируя как общий уровень тарифов для конечных потребителей, так и их составляющие. Помимо этого написана куча сложных методик по расчету большинства показателей. Черт ногу сломит.

В общем энергосбыт — это в какой-то степени рулетка. Но с учетом того, что в этой рулетке сбыты как-то набили руку. И с учетом того, что уровень их влияния на конечные тарифы минимален — им удается выживать и даже зарабатывать небольшие деньги. Ну чтоб не сдохли. Потому что если сбыт начнет “валиться” мало не покажется всем. Деньги не дополучит вся цепочка. Генераторы, сети, инфраструктура.

Теперь про Коми энергосбытовую компанию.

К сожалению, уровень средней сбытовой надбавки, “выделяемой” сбыту проследить до 2015 года не представляется возможным. С 2013 года тарифные решения выглядят как абракадабра даже для меня, искушенного в этих вопросах человека (смотри Было — Стало). И посчитать среднюю надбавку не представляется возможным. Это не “изобретение” регулятора из Коми — это изменение федерального стандарта. Так теперь выглядят решения всех региональных регуляторов.





Решения Службы Республики Коми по тарифам на 2012 и 2013 год





Источники : Тарифные решения региональных регуляторов — Республика Коми и Архангельская область

Тем не менее мы можем сделать анализ и сравнить сбытовые надбавки до 2012 года с похожей организацией — по объему продаж, структуре потребителей и даже сходной географии. Архангельская область и архангельский энергосбыт очень похожи по объемам и структуре.

Как видно из графика уровень сбытовой надбавки для “Комиэнергосбыта” в большинстве периодов ниже или равен тому, что дает регулятор в соседнем регионе. Обратите внимание на абсолютный уровень сбытовой надбавки. Это чуть больше десяти копеек за кВтч. В среднем. На весь Комиэнергосбыт это около 500 млн. рублей в год на которые надо содержать несколько сот человек персонала, IT инфраструктуру, платить налоги и покрывать коммерческие потери (каждый 1% неплатажей или воровства это порядка 120 млн. рублей из того, что остается у энергосбыта)







Анализ сбытовых надбавок гарантирующих поставщиков за 2015 год (среднее). Источник : Анализ “Совета рынка” по сбытовым надбавкам, 2015 год


Перераспределение между разными категориями потребителей сбытовой надбавки — зачастую это вопрос политики, определяемой регионом, а не сбытовой компанией (особенно для населения). И тут разные регионы подходят к этому вопросу по разному. К тому же безусловно сбытовая надбавка ниже там, где более высокая концентрация потребителей и выше платежеспособность. Как Петербург и Ленинградская область как для бизнеса так и для населения.

Но в целом — “Комиэнергосбыт” не имел каких-то выдающихся и “шоколадных” тарифных решений. И средние параметры сбытовой надбавки для сопоставимых компаний у него также остаются средними.

Прибедняться не стоит. “Комиэнергосбыт” за 8 лет своей работы в составе компании заплатил своим акционерам около 200 млн. рублей дивидендов. То есть за 8 лет Т Плюс удалось вернуть примерно половину стоимости приобретения или порядка 80–90 млн. рублей. Что для электроэнергетики является можно сказать достижением :) Но согласитесь — это вообще не тот масштаб. И, надеюсь, выплата дивидендов не является преступлением.

Про сбытовую надбавку обсудили. Теперь сравним полный тариф для потребителей в Республики Коми как отражение общей ситуации с тарифным регулированием в Республике.






Полный тариф на электроэнергию для конечных потребителей 2014 год. Источник : Доклад Высшей Школы Экономики “Электроэнергетика России 2014 год”, Отчет Коми энергосбытовая компания за 2014 год


Полный тариф на электроэнергию для потребителей Республики Коми поразительно не отличается от среднего тарифа по Северо-Западному Федеральному Округу. Справедливости ради надо отметить, что в Коми он выше на 0,8 копейки или на 0,3% больше чем среднем по Округу

И это несмотря на то, что в Коми в силу изолированности системы сильно ограничены возможности гибкого управления загрузкой электростанций.

Неужели все так было жестко при регулировании в Коми?

Начав детально копаться в тарифном регулировании в Республике Коми подыскивая необходимую информацию про тарифные решения в отношении “Т Плюс” (КЭС) совершенно неожиданно обнаружил интересную историю — историю “Республиканской Генерирующей компании”. Ее история занимательна и показывает как может себя вести регулятор, если он действительно “мотивирован”.




Обратите внимание. До 2010 года динамика тарифов для дизельных электростанций была довольно спокойная. Поскольку они находились на балансе филиала “МРСК Северо-Запада” (сетевой компании, контрольный пакет которой принадлежит государству). Тариф и в 2010 году был не маленький надо сказать — 17 рублей за кВтч, но для дизель электростанций это более-менее нормальный уровень, хотя он и почти в 15 раз выше чем для традиционной электростанции. Тариф для генераторов Т Плюс (КЭС) в Коми не превышал 1,21 рубля за кВтч в 2010 году.

Но в 2010 году “Комиэнерго” организует аукцион по продаже этих активов. И этот актив приобретается по первоначальной цене“Республиканской Генерирующей Компанией”.

При регулировании тарифов на 2011 год на Республиканскую генерирующую компания неожиданно сошла “тарифная благодать” в виде резкого, более 50% роста тарифа. И затем эта благодать не пропадала — в общей сложности увеличив тариф почти в 2,5 раза за эти годы. Динамика тарифов для Т Плюс за этот же период была фундаментально скромнее — не больше 30%. При том что стоимость топлива — газа для Т Плюс и дизеля для электростанций Республиканской Генерирующей компании росла примерно теми же темпами.

Такая тарифная благодать, не может возникнуть просто так. С учетом того, что установленная мощность этих электростанций не велика — меньше 20 мВт регулирование тарифов для таких электростанций осуществляется исключительно на региональном уровне, поэтому ее доходность определяется только Службой по тарифам Республики Коми. В общем оказалось, что прокуратура уже возбудила в ноябре 2016 года уголовное дело на сотрудников Службы по тарифам, которые за доплату к зарплате…

“способствовали установлению максимальных тарифов для подконтрольных Ромаданову энергокомпаний: ООО “Республиканская сетевая компания”, ООО “Энерготрейд”, ООО “Биоэнергетическая компания” (директор этой компании и на тот момент депутат Совета Сыктывкара Алексей Крюков в октябре осужден к штрафу в 130 тыс. рублей за осуществление деятельности опасного производственного объекта без лицензии — прим. ТАСС), ООО “Республиканская генерирующая компания” и ООО “СеверЭнергоПром”.

Так мое внимание заняла еще одна компания. Биоэнергетическая.





Источник: Решения ФАС, Решения Службы по тарифам Республики Коми


Небольшой анализ тарифных решений показал, что и Биоэнергетическая компания, поименованная в списке подконтрольных бывшему вице-губернатору Ромаданову компаний, тоже имеет “неплохой” тариф, который структурирован таким образом, что подавляющее количество денег она получает даже не вырабатывая электрическую энергию — то есть в виде платы за мощность. Он (тариф на мощность) в 45 раз выше чем у ТЭЦ “Монди ЛПК”, работающей на аналогичном топливе (сжигание коры) и в 57 раз выше чем тариф на мощность у ТЭЦ “Т Плюс” в Коми.






Тариф на мощность для первой половины 2016 года Источник: Решения ФАС, Решения Службы по тарифам Республики Коми


Вызывает огромный вопрос и сам уровень установленных для “Биоэнергетической компании” тарифов и вообще необходимость такого генератора за такие деньги.

В общей сложности такое “эффективное” тарифное регулирование для двух этих компаний, установленная мощность которых меньше 1% всей установленной мощности энергосистемы в Коми, привело к почти 10% росту тарифов для конечного потребителя в республике Коми. Это почти 700–800 млрд. рублей переплат каждый год. Это просто удивительно.

Казалось бы — это не может не пройти не заметным. Но на самом деле это было незаметным для конечного потребителя, потому что регулирование основных производителей электрической энергии на территории (крупных ТЭЦ “Т Плюс” и Печорской ГРЭС) и всех других субъектов, формирующих конечный тариф — локальных сетевиков и энергосбыт было жестким.







Вот так бы выглядел тариф в Коми в случае реализации равных подходов ко всем производителям электроэнергии в регионе


Все это еще более удивительно тем, что именно Константин Ромаданов (это уже давно не является секретом) являлся главным свидетелем обвинения по делу Слободина-Ольховика-Вайнзихера, которые по его утверждению и “совращали” этого чиновника на протяжении длительного периода на повышенные для “Т Плюс” (“КЭС”) тарифы на тепловую и электрическую энергию.

Большой тест на наличие “коррупционной составляющей” в тарифах

Отличным тестом на наличие “элементов коррупции” в тарифах является влияние на тарифную политику приход новой власти.

Как поменялась тарифная политика после массовых арестов руководства республики в 2015 году и прихода нового губернатора, который, по идее, точно не будет продолжать прежние практики?





Источники: Решения Службы по тарифам Республики Коми, РешенияМинистерство строительства, тарифов,
жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Республики Коми на 2014 и 2017 годы


Наиболее корректным будут сравнение тарифов, действовавших во 2 половине 2014 года, которые утверждались прежним составом регулятора, с “коррупционной” системой координат и теми тарифами, которые установлены на 2017 год (на 2 половину для сопоставимости), за которые уже полностью отвечает администрация с “чистыми руками”.

Поразительно. Но якобы завышенные тарифы Т Плюс не снижаются новым регулятором, а повышаются. И эти решения принимаются уже в декабре 2016 года после всех возбужденных уголовных дел! Потому что одно дело в прессе языком чесать или в уголовном процессе предъявить не подтвержденное реальной фактурой обвинение, а другое — по закону регулировать, по сути разобраться и понять где что завышено, а где нет. Вот собственно новая власть и разобралась. Где коррупция по факту, а где нет. Тарифы для “Республиканской Генерирующей компании” и “Биоэнергетической компании” снижены кардинально. Потому что они были действительно завышенными и необоснованными. А про “Т Плюс” — видно на графике.

Или кто-то уже новую организованную преступную группу из оставшегося на свободе менеджмента “Т Плюс” организовал, которая уже “совратила” новое руководство республики?

Обозначенный коррупционный мотив в виде повышенных тарифов на электрическую и тепловую энергию не подтверждается ни объективными фактами, ни теми реальными действиями и решениями, которые принимает обновленная региональная власть.




Утверждение Второе. Заплатили чиновникам Республики Коми минимум 800 млн. рублей в разном виде

Называемые суммы взяток действительно поражают воображение. Если не принимать во внимание отсутствие мотива.

По версии следствия — это были наличные деньги, взятки акциями и перечисления под видом благотворительности. Пока следствием не установлено, кто же получал все эти средства. Тем более мне сложно сказать кто является их получателем.

Наличные деньги

Никаких передач наличных от КЭС каким-либо чиновникам в Республике Коми не было. Как это доказать? Не знаю. Это как доказать что ты не ел мясо восемь лет назад.

Взятки чиновникам акциями Комиэнергосбытовой компании

То, что мы делали с акциями “Коми энергосбытовой компании”, является нормальной и довольно стандартной деятельностью в любом бизнесе, сопряженном с рисками и требующим их разделения с теми, кто их может минимизовать. В пределах законодательства, конечно. В 2008 году мы договорились о партнерстве по “Коми энергосбытовой компании” с Александром Зарубиным. Он на тот момент был уважаемым человеком, акционером и партнером в “Ренове” (а “Ренова” — это главный акционер “КЭС”, кто не знает), человеком, имевшим влияние и на региональном и на федеральном уровне. Детали партнерства я здесь описывать не буду. Но они были классическими. Заход по костам. 51 на 49 в структуре капитала. Наше операционное управление. Мотив был простой. Для нас “Комиэнергосбыт” был скорее не бизнесом, а гарантом получения денег за электроэнергию для генераторов. Мы разделяли риски инвестирования в довольно сомнительный по состоянию на 2008–2009 годы актив, который работал с минимальной рентабельностью и большими рисками ухода крупных потребителей.

Структурирование этой сделки сильно затянулось с учетом того, что одновременно у Александра происходил “развод” с “Реновой” в 2009–2010 годах. Было много итераций, разных взаимных расчетов, проводившихся на уровне Группы и на уровне “КЭС”. Большой развод с партнером и при этом одновременное партнерство по небольшому, с точки зрения масштаба, бизнесу — это всегда сложный процесс. Но все эти договоренности не были где-то под ковром, подписаны и положены в какой-нибудь сейф. С определенным режимом конфиденциальности, который мы соблюдаем для всех корпоративных одобрений, это выносилось и рассматривалось Наблюдательным советом “КЭС”. Обсуждалось и голосовалось. В общем нормальная корпоративная работа. Я и сейчас не вижу в этом ничего криминального.

Мне сложно комментировать как развивались взаимоотношения и партнерство с Сашей после 2010 года. Он, насколько я знаю, очень много времени стал проводить за границей. И вообще стал меньше интересоваться делами. Но опять же — это лишь мои предположения, основанные на разговорах с разными людьми.

Взятки чиновникам через платежи на благотворительность

в 2007–2010 году мы сделали классный проект. “КЭС-Баскет”. Без каких-либо указаний сверху. Чисто по своей инициативе. Начали с одного региона в 2007 и в 2010 их было уже под 40. Школьный баскетбол. Соревнования в несколько этапов. Форму и баскетбольные мячи мы раздавали бесплатно, заказывая их непосредственно у производителей. Суперфинал чемпионата “КЭС-Баскет” в одной из региональных столиц. Мегапраздник. Нашим идеологическим лидером и баскетбольным символом был Сергей Белов — самый знаменитый баскетболист СССР и России, лидер легендарной команды 1972 года, победившей в финале Олимпийских игр американцев. Команда победителей среди юношей и команда победителей среди девчонок ездили на СУПЕРФИНАЛ-4 в Европу. Это было круто. На все это мы перечисляли около 70 млн. рублей в год. Мне сложно сказать как с этих сумм, выделяемых на федеральный проект, можно что-то выдать чиновникам в Коми. И какой в этом смысл? Я рад что Евгений Ольховик и потом Борис Вайнзихер поддержали этот проект. И он живет до сих пор.

Другой какой-то значимой с точки зрения денег благотворительности в тот период, когда я возглавлял компанию, я вспомнить не могу. Денег еще ж не было. Кризис был жуткий в энергетике.

Утверждение Третье. С 2007 года платил чиновникам Коми деньги

Я честно говоря не понял, почему по версии следствия вся эта “преступная вакханалия” начала происходить с 2007 года. Компания “КЭС”, которую я возглавлял и в 2007 году и в последующие годы, вплоть до апреля 2010 года, в этот самый 2007 год не владела контрольным пакетом акций ни ТГК-9, которой принадлежали все генерирующие ТЭЦ в республике, ни Коми энергосбытовой компанией. Контрольный пакет принадлежал РАО “ЕЭС России”, а контрольный пакет самого РАО “ЕЭС России” принадлежал государству. Мы на тот момент владели приличным, но явно миноритарным пакетом в размере около 27% и в ТГК-9 и Комиэнергосбыте. И нам в 2007 году было явно не выгодно задирать тарифы и тем более платить за это деньги, поскольку гарантий что они продержатся больше года нет. А вот в цену продажи актива РАО “ЕЭС России” тебе точно это положит. И гарантий получения контроля над этими компаниями у нас тоже не было никаких. Сделку по приобретению ТГК-9 мы сделали только в феврале 2008 года, а операционный контроль получили еще позже. А тарифные решения на 2008 год принимались где-то в ноябре-декабре 2007. Покупку же контрольного пакета Комиэнергосбыта мы сделали только 31 июня 2008 года.

Ну довольно странно при живом мажоритарном государственном акционере, который жестко контролирует операционную деятельность, все тарифные переговоры на всех уровнях — и федеральном и региональном, чтобы миноритарный акционер разворачивал бурную деятельность по поднятию тарифов и начинал “раздавать” деньги. Поднимая себе таким образом стоимость приобретения актива. Какой-то пугающий, граничащий с самоубийством, способ ведения бизнеса. Не находите?

В общем, я не очень понимаю зачем следствию понадобилось начать именно с 2007 года. Видимо для каких-то других дел и для того, чтобы притянуть других персонажей к этой истории. Мне это неизвестно.

Платить деньги за повышение тарифов в 2007 году вообще не имеет смысла, и, более того, прямо противоречит экономической логике

Что касается вопроса Когда я закончил свою “преступную деятельность”? читайте дальше. Ответ на этот вопрос сильно связан с ответом на следующее Утверждение.

Утверждение Четвертое. Создал организованную преступную группу

В целом непонятно кто входил в эту организованную и “безусловно преступную” по версии следственных органов группу. Но судя по всему, туда точно входил Слободин, Ольховик и Вайнзихер. При этом эта группа действовала вплоть до 2015 года.

Я не очень понимаю, что такое организованная преступная группа и что является ее отличительными особенностями. Видимо подразумевается, что после того, как я покинул менеджерский пост в самой компании в конце 2010 года (функции единоличного исполнительно органа были переданы мною Евгению Ольховику еще в апреле 2010 года) мое абсолютно официальное участие в Наблюдательных советах “КЭС” и Советах директоров “Т Плюс” как независимого кандидата также рассматривается продолжением моей “преступной” деятельности. У меня нет другой разумной гипотезы, поскольку никакой деятельности и обсуждения вопросов по работе “КЭС”, включая и вопросы и проблемы развития бизнеса в Коми, за рамками моей деятельности как члена Совета я не вел. Все дела по текущей деятельности “КЭС” я передал Евгению Ольховику. Тем более не было никаких обсужений и переговоров, затрагивающих дела “Т Плюс” (“КЭС”) с чиновниками республиками Коми. Вообще никаких с 2010 года. Поэтому я не совсем понимаю как я мог участовать в организованной преступной группе на протяжении столь длительного периода. Если только не считать мое участие в советах — формой такого участия.

Безусловно, с Евгением Николаевичем Ольховиком, которого я считаю одним из своих Учителей, я поддерживал хорошие отношения и после ухода из “КЭС”. Он уже в годы, когда я работал в “ТНК-ВР” и в “Вымпелкоме” приезжал ко мне по воскресеньям и мы катались на лыжах (рядом с моим домом проходит лыжня), мы периодически разговаривали по телефону, даже встречались и обсуждали общую ситуацию в стране, мире и даже что происходит в “Т Плюс”, поскольку для обоих это было общим предметом для разговора. Но не более.

Борис Вайнзихер, каюсь, приглашал меня в театр на свои постановки. И мы потом их обсуждали вместе с ним. Конечно в неформальных беседах затрагивали вопросы “Т Плюс”. В режиме — ну как там? Тяжело. Ну на Совете обсудим. Точка.

Но конечно, организованная преступная группа — это и более тяжкая статья и позволяет предъявить обвинение с более суровым наказанием. Организованная преступная группа звучит гораздо более внушительно и солидно в пиаре. Обладает бОльшим воздействием на неорганизованную непреступную аудиторию. Оно позволяет “преодолеть” проблему прямого ограничения на действие закона задним числом. Именно таким способом мне предъявляют статью, которая была введена уже в 2011 году, а я работал в “КЭС” до 2011 года. И как бы новое, более жесткое наказание, на меня не должно распространяться. Если по закону. Но организованная преступная группа позволяет преодолеть эти “слабости” нашей законодательной системы. В общем масса очевидных плюсов, чтобы признать всех нас организованной преступной группой.

Но подобное толкование позволяет любое участие в Совете директоров идентифицировать как участие в организованном преступном сообществе. Так можно далеко зайти. Ну, собственно, видимо в этом то и задача.






Резюме

Вопросов по сути дела и обвинения много. Но главные и содержательные — обозначены здесь. И ответы на них довольно очевидны. По крайней мере, мне кажется что они очевидны.

Обвинение основано на очень сильном воображении и крайне широкой интерпретацией обычной коммерческой и корпоративной деятельности
Действующие заявленные мотивы для коррумпирования и те, кто являются главными свидетелями (вернее свидетелем), не выдерживают никакой критики и не проходят проверку ни фактами, ни логикой, ни здравым смыслом

Но, возможно, факты, логика и здравый смысл не нужны нашей судебной системе.






Всем хотелось бы пожелать не попадать в такую ситуацию, когда надо доказывать свою невиновность. Это очень непросто.

Ваш Михаил Слободин

P.S. Так уж повелось, что на самый конец я оставляю благодарности. Я благодарю Региональную службу по тарифам Республики Коми. У них очень удобный сайт для поиска тарифных решений. Лучший из того, что я видел среди региональных регуляторов. Сами решения — вызывают массу вопросов, а сайт удобный :)



Опубликовано: SLOBODIN

Via






Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения , равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а так же комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.


Reply

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.